Мне не дано…

“Заниматься надо только тем, что дается тебе легче всего, но делать это надо изо всех сил” Гёте

Миф о великом призвании и каком-то там высоком предназначении, которое выдается в момент рождения – одна из самых парализующих гадостей, что обитают в головах людей. Вот эта вот вся дурь о том, что мол, есть какие-то волшебные люди, которым ДАНО, а вот мне нихрена не дано, поэтому даже пробовать не стоит.

Я знаю, о чем я говорю. Я сам так большую часть жизни думал. И нихрена, естественно, не делал.

Если тебе дано в математику – ты с трехлетнего возраста должен брать интегралы. Если нет – то всю жизнь будешь брать только крошки со стола тех, кому ДАНО.

Музыкально одаренные люди сразу пишут симфонии – вон Моцарт по памяти переписал ноты воскресной мессы в том возрасте, когда ты еще пешком под стол ходил. Или это был Паганини? Вот было бы мне дано в истории – знал бы.

Все на свете решают исключительно врожденные факторы, таланты, дарования, призвания. И их сразу видно и заметно. Если у тебя не заметно – не лезь! Сиди тихонечко, работай менеджером по продажам. Если возьмут.

Блин, это херня на постном, как рожи тех, кто в это верит, масле!

Открою вам большой секрет: получается у тех, кто делает! Хорошо получается у тех, кто делает много. Всё!

Что до талантов…
Есть люди которых прет. Которые кайфуют от того, что круглые сутки собирают какую-то херню из говна, палок и транзисторов. Которые забывают пожрать и поспать, потому что сто пятнадцатая книга по их теме не дочитана. Которые готовят в промышленных масштабах капкейки и понятия не имеют, куда их потом девать. Водят мотоциклы, как остервенелые. Разговаривают даже с кошкой на новом языке, который учат. Во сне мямлят что-то о химических соединениях.

Такие люди делают больше. Не потому что их кто-то заставляет, завтра экзамен, лишат премии или мамка заругает. А потому что это что-то им до чертиков интересно!

И пока человек мало заинтересованный в этом самом чем-то проходит обычные нормальный процесс обучения и тратит часов 10-15 в неделю на обретение нового навыка, эти маньяки могут вдолбить все 40-50, забив на все на свете. На каждую твою попытку у них – четыре.

Поэтому, конечно, у них получается лучше. Они становятся талантливыми, потому что делают, а не делают потому что изначально талантливы.

Первые пятнадцать собранных штуковин в гараже обязательно не заведутся, сломаются и, не  дай бог, загорятся. Первые несколько десятков собственноручно приготовленных блюд нельзя будет скормить даже бульдогу. В первые полгода обучения новому языку ты максимум что можешь сказать это: «Меня зовут Вася», и дай боже, чтобы ты не произнес какие-то звуки так, чтобы получилось: «Жопа трет бегемота».

Лажают все, постоянно и много. Это нормальный путь освоения чего угодно. Поэтому я не знаю и не хочу знать как готовят врачей, кстати.

Если ты не лажаешь – значит ты что-то делаешь не так. Скорее всего ты ни хрена делаешь. И это самая большая лажа в твоей жизни.

Если на всё это взглянуть через микробиологию, то у супер-профессионалов, у музыкантов, пишущих по 3 рок-оперы в год, у таксистов, в голову которым загружена вся карта Лондона с расписанием пробок на каждый день, у спортсменов, у математиков – у всех этих супер-людей и правда физиологически мозг отличается от нашего. Они правда люди-Х!

А теперь хорошая новость – они такими не родились, а СТАЛИ. Когда ты активно внедряешься в какой-то новый навык, твой мозг начинает изменяться на физическом уровне — образуются новые нейронные связи. И это происходит постоянно вне зависимости от того, смотришь ли ты Малахова или решаешь уравнения.

Ну и, соответственно, чем больше ты решаешь уравнений, тем проще тебе их решать. Чем больше ты смотришь Малахова, тем проще тебе… ну что-то там другое делать, скорее всего смотреть ещё больше телевизор. Впрочем, не в Малахове дело, поэтому в этот же ряд запишем и Дом2, и Вконтактик, и сериальчики, и игрушки компьютерные, да и книжки художественные, по большей части, тоже.

Другое дело, что великая и прекрасная любовь на всю жизнь в природе встречается редко. Интересы меняются. И если ты с пяток лет назад готов был без сна и отдыха херачить код, а сейчас видал все это в гробу, зато вот играть на пианинке хочется, что хоть помирай, то при переползании с программистов в пианисты ты снова окажешься на скамейке первоклашек.

И дело не в том, что у тебя «дара» нет, дело в том, что ты этим занимаешься год, а вон тот чувак на сцене – 15 лет. Ну и да, пока ты материшь, что есть силы Черни с его этюдами, кто-то другой пишет код. И становится лучше тебя. Пока ты спишь – враг качается. Но не стоит при этом становиться врагом себе и качаться вместо сна.

Эту хочу закончить простой мыслью – нет никаких предназначений. Не бывает призваний. Нравится – делай. Будет нравиться дальше – начнет получаться. Разонравится – не делай. Найди новую любовь и построй крепкий трудовой брак с каким-то другим увлечением. В конце концов то, с чем жить – должно быть по любви.

Но, что делать, если ничего приличного не нравится? А нравится как раз на Малахова в телевизор пялиться, да Вконтактике тупить? И прёт тебя только от тупых игр. Впрочем, это уже другой вопрос, который следует обсуждать отдельно. Чем мы обязательно займёмся, но позже.
Источник

Читать про это подробнее…
Малкольм Гладуэлл: Гении и аутсайдеры: Почему одним все, а другим ничего?
Марк Мэнсон: Тонкое искусство пофигизма: Парадоксальный способ жить счастливо

Comments are closed.